Антон Дроздов: «ESG-трансформация предприятий ОПК – сложная, амбициозная, но выполнимая задача»
Истории успеха

Антон Дроздов: «ESG-трансформация предприятий ОПК – сложная, амбициозная, но выполнимая задача»

Антон Дроздов: «ESG-трансформация предприятий ОПК – сложная, амбициозная, но выполнимая задача»

Объем мировых ESG-активов (управляемых в соответствии с принципами экологической, социальной и корпоративной ответственности) растет из года в год.

Не остается в стороне от общемировой зеленой повестки и российский оборонно-промышленный комплекс. О том, какие задачи сегодня стоят перед отечественными предприятиями ОПК в части ESG-трансформации и какую роль в этом процессе призван сыграть Промсвязьбанк, рассказывает заместитель председателя ПСБ Антон Дроздов.

– Антон, скажите, насколько повестка декарбонизации, о которой много говорят во всем мире, сегодня актуальна для российских предприятий оборонного сектора?

– В свете мировой тенденции перехода к низкоуглеродной экономике и вступления в силу ограничительных мер по выбросу парниковых газов повестка ESG становится все более значимым фактором при разработке стратегий развития как отдельных компаний, так и целых регионов. Потенциал зеленого рынка предполагает появление в ближайшие пять-семь лет новых участников, регуляторов, финансовых инструментов и новых направлений для деятельности. Предприятия ОПК, как и большинство секторов экономики, вынуждены прорабатывать новые подходы к экологическому, социальному и корпоративному управлению с учетом своих задач и особенностей. Переход к устойчивому развитию и внедрение ESG-практик в деятельность промышленных предприятий оборонного сектора важны в связи с тем, что ОПК является одним из крупнейших государственных потребителей энергии в стране. Более того, российская экологическая, энергетическая и промышленная повестки неразделимы, ведь ОПК плотно сотрудничает с предприятиями ТЭК, в том числе в направлениях импортозамещения и технологического развития.

Мы понимаем, что движение в направлении снижения выбросов в долгосрочной перспективе неизбежно. Поэтому ПСБ как опорный банк предприятий ОПК считает одной из важнейших задач обеспечение своевременного и плавного перехода оборонных предприятий на использование новых зеленых технологий, механизмов и инструментов.

– Участвуют ли в ESG-трансформации ОПК проекты по диверсификации деятельности оборонных предприятий?

– Поставленные Президентом РФ задачи по реализации проектов диверсификации могут стать серьезным стимулом для ESG-трансформации предприятий ОПК. В процессе перехода предприятий на создание продукции гражданского и двойного назначения могут и должны использоваться принципы устойчивого развития и ответственного финансирования. Такой подход позволит предотвратить необходимость двойной модернизации, что сократит финансовые, временные и трудозатраты. При этом разработанные в рамках импортозамещения и внедренные на оборонных предприятиях технологии, способствующие сокращению выбросов парниковых газов, являются потенциально востребованными продуктами как на российском, так и на мировом рынке. В частности, если говорить о продуктах для экологической безопасности, предприятия ОПК могут предложить газоанализаторы, солнечные коллекторы, установки для очистки вод, «умные» электросчетчики, термостаты, системы водоподготовки и бережливого освещения. Разработанные предприятиями ОПК зеленые решения, такие как комплексы переработки и утилизации твердых коммунальных отходов, целесообразно использовать при реализации проектов по декарбонизации как отдельных объектов муниципальной инфраструктуры, так и целых регионов.

– Какой экологический эффект даст ESG-трансформация оборонных предприятий?

– ESG-трансформация предприятий ОПК – это сложная, амбициозная, но все же, на наш взгляд, выполнимая задача. Экологический аспект ESG-трансформации прежде всего предполагает уменьшение негативного воздействия предприятий ОПК на окружающую среду, а именно сокращение выбросов парниковых газов. Низкий уровень выбросов достигается повышением энергоэффективности и снижением энергоемкости процессов производства продукции и потребления топлива. Дальнейшая декарбонизация промышленных предприятий призвана обеспечить использование топлива с меньшими объемами выбросов, таких как водород, а также по возможности обеспечить использование альтернативных ВИЭ, таких как солнечная и ветровая энергия. В этом могут помочь такие инициативы, как оптимизация логистической сети, внедрение системы мониторинга и управления энергопотреблением, улучшение энергоэффективности оборудования и зданий, включая рекуперацию тепла.

Альтернативный путь к декарбонизации оборонных предприятий – повторное использование, хранение и компенсация выбросов углерода. В рамках переработки предприятия могут преобразовывать отходы в материал, пригодный для вторичного использования, или повторно использовать существующие детали для производства новых эквивалентных продуктов. В то же время предприятия могут внедрять технологии улавливания углерода, выделяемого в качестве побочного продукта производственных процессов, или хранения углерода, чтобы предотвратить его выброс. В ближайшем будущем станет возможной коммерциализация CO2 через торговлю карбоновыми квотами, что поможет предприятиям не только компенсировать свой углеродный след, но и монетизировать произведенные затраты на зеленые технологии, а также привлечь финансовые средства.

– В чем вы видите социальный и корпоративный аспекты ESG для оборонных предприятий?

– С точки зрения социальных аспектов ESG-трансформации предприятия ОПК ничуть не отстают, а где-то и превосходят компании потребительского сектора, уделяя значительное внимание решению социальных вопросов и развитию инфраструктуры в интересах своих сотрудников. Начиная с советских времен, крупные промышленные предприятия, в том числе оборонные, реализуют социально ответственное отношение как к своим работникам, так и к членам их семей и ко всем проживающим в регионе их присутствия. К распространенным инициативам предприятий ОПК в сфере социальной повестки относятся обеспечение безопасных условий и охраны труда, проведение мероприятий по повышению квалификации и росту уровня вовлеченности руководителей и работников, дополнительное медицинское и санаторно-курортное обслуживание, жилищные программы, а также финансирование учебных и оздоровительных программ для детей сотрудников. Эти направления оборонные предприятия должны продолжать развивать и в рамках взятого ими курса на ESG-трансформацию.

Оценка эффективности корпоративного управления предприятий ОПК основывается на таких критериях, как должный уровень стратегического планирования, высокая степень проработанности прогнозных финансовых моделей и эффективное управление рисками. В современных реалиях оборонные предприятия в процессе управления рисками должны учитывать риски, связанные с постоянно совершенствующимся законодательством в области декарбонизации, которое устанавливает новые стандарты, требования, ограничения и обязательства. К примеру, в рамках закона о сокращении выбросов предприятия будут вынуждены проводить мероприятия по модернизации технологического оборудования, пересматривать поставки материалов, внедрять системы мониторинга и управления энергопотреблением в целях его снижения. Установка систем очистки на промышленных объектах, переработка твердых отходов, замена процессов, генерирующих высокие уровни выбросов, – перечень перспективных инициатив широк и индивидуален для каждого предприятия.

– Как именно ПСБ намерен способствовать ESG-трансформации предприятий ОПК?

– Как опорный банк оборонного сектора ПСБ намерен стать центром компетенций ESG-трансформации предприятий ОПК и помочь им адаптироваться к новым реалиям. В частности, будут подготовлены методические материалы для ознакомления с основными принципами, механизмами, инструментами зеленого перехода. Также банк готов оказать содействие оборонным предприятиям на этапе анализа их возможностей, подбора наиболее перспективных проектов и программ в сфере устойчивого развития, а также в вопросах продвижения мер государственной поддержки при переходе на зеленые технологии. Одновременно ПСБ прорабатывает специализированные продукты в виде зеленых кредитов и гарантий, уже сопровождает сделки по факторингу энергосервисных контрактов. В наших планах – лизинг энергоэффективного оборудования, финансирование компаний и предприятий, которые находятся на ранней стадии перехода на низкий уровень выбросов парниковых газов.

Мы готовы способствовать разработке, внедрению и распространению новаторских зеленых технологий, стимулировать декарбонизацию и повышение энергоэффективности производств оборонных предприятий. ПСБ поможет предприятиям ОПК внести важный вклад в достижение целей устойчивого развития.

– В каком правовом поле сегодня существует ESG-повестка в нашей стране? Какие меры поддержки предприятий, развивающихся в этом направлении, вы считаете перспективными?

– С одной стороны, национальное законодательство в сфере устойчивого развития активно развивается. Принят федеральный закон по ограничению выбросов, Правительство поддержало проект закона об ответственности промышленных предприятий за ликвидацию накопленного экологического вреда. Банк России регулярно публикует рекомендации о нефинансовой отчетности и плане по ее реализации, о стандартах эмиссии ценных бумаг, о реализации принципов ответственного инвестирования.

Активно идет подготовка и принятие актов правительства, регламентирующих сферу устойчивого развития. В частности, утверждены критерии проектов устойчивого (в том числе зеленого) развития в Российской Федерации, принята Стратегия долгосрочного развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. В конце ноября Президент подтвердил цель достижения углеродной нейтральности России к 2060 году, в то время как Минэкономразвития подготовило детальный план по сокращению выбросов на 60% к 2050 году (относительно уровня 2019 года). Все это в ближайшее время позволит применять новые зеленые механизмы и инструменты на практике.

С другой стороны, налицо дефицит стимулирующих мер государственной поддержки в виде льгот и субсидий для предприятий, переходящих на технологии сокращения выбросов парниковых газов. На наш взгляд, проекты, связанные с внедрением зеленых и адаптационных технологий, могут претендовать на возмещение понесенных затрат. К другим перспективным мерам поддержки можно отнести субсидирование процентной ставки по переходным кредитам, субсидирование компенсации затрат на верификацию зеленых проектов, получение государственных заказов, учитывающих экологические аспекты производственной деятельности.

Читайте также

Истории успеха
Производство российских электромобилей начнется уже в этом году
Истории успеха
Можем заменить: электрические лампы
Истории успеха
Легковой автопром России: канун больших перемен
Истории успеха
Олег Николаев: «В Волгоградской области выпускают продукцию, уникальную в своем роде»