Росатом: через технологический суверенитет — к цифровому лидерству
Истории успеха

Росатом: через технологический суверенитет — к цифровому лидерству

Росатом: через технологический суверенитет — к цифровому лидерству

Перед госкорпорацией «Росатом» сегодня стоят крайне амбициозные задачи — обеспечить технологический суверенитет страны в важнейших отраслях и одновременно стать мировым лидером в области цифровых технологий. О путях и условиях достижения указанных целей, текущей деятельности и цифровых возможностях Росатома в интервью РИА Новости рассказала директор по цифровизации госкорпорации Екатерина Солнцева.

– Екатерина Борисовна, на открытии отраслевой конференции по цифровизации Росатома в Санкт-Петербурге вы сказали о намерении госкорпорации «выйти на новую технологическую орбиту». Можете ли конкретизировать этот емкий образ? Какова система координат, в которой Росатом проектирует свое цифровое «завтра».

– Мы действительно проектируем цифровое технологическое будущее — считаем, что пора нам самим определять завтрашний день в сфере «цифры» и правила глобальной технологической игры.

За короткий срок нашей стране предстоит создать или вывести на новый уровень собственные критически важные технологии, чтобы обеспечить технологический суверенитет. И здесь необходимо работать на опережение. Интенсивно заниматься созданием собственных уникальных решений, которые были бы конкурентными в глобальном масштабе. Поэтому главная характеристика новой орбиты в сфере «цифры», на которую стремится выйти Росатом, определена предельно четко: «технологическое лидерство». Причем лидерство в данном случае — не лозунг. Это цель.

Собственно, конкретизации нашей стратегии и была посвящена юбилейная, пятая конференция «Цифровой Росатом». В течение двух дней при участии представителей государства, руководителей госкорпорации, ведущих экспертов мы работали над тем, чтобы сформировать образ Росатома как цифрового лидера в долгосрочной перспективе. Образ, который был бы достижимым, и не «списанным» у других или из «учебников по лидерству». Подчеркну, что, проектируя цифровое будущее, Росатом опирается на очень важный фундамент — необходимость безусловного выполнения всех взятых на себя перед государством обязательств в части цифровизации. В этом состоит принципиальное отличие цифровой стратегии Росатома от традиционных «коммерческих» программ цифровой трансформации.

– Но условия для достижения технологического лидерства в области "цифры" сегодня далеки от комфортных…

– И именно поэтому нам необходим мощный технологический рывок. Вообще говоря, я слабо верю в достижения, которые готовятся в тепличных условиях. Очень многие технологические прорывы нашей страны – это результат преодоления, высочайшего напряжения интеллектуальных и духовных сил перед лицом жестких внешних вызовов. В трудные исторические периоды мы умеем собраться, продемонстрировать лучшие свои качества. Сейчас мы вступили именно в такой этап.

«Нецифрового» технологического будущего — попросту не существует. Цифровые технологии не только трансформируют все сферы человеческой деятельности, но и становятся стратегическим ресурсом. «Цифра» все в большей степени определяет долгосрочную конкурентоспособность не только отдельных компаний, но и целых стран. И на ведущие позиции в мире могут рассчитывать только те государства и корпорации, которые смогут максимально эффективно работать с этим новым ресурсом.

Вывод очевиден. Фокус на овладении «ключами» к приоритетным цифровым технологиям, — исторический императив. Необходимо разрабатывать передовые российские конкурентные технологии, которые на следующем витке станут новыми индустриальными стандартами. Я говорю здесь о лидерстве в квантовых вычислениях, в промышленном искусственном интеллекте, в технологиях цифровых двойников и математического моделирования физических процессов, в сфере управления жизненным циклом высокотехнологичной промышленной продукции и в целом ряде других важных для промышленности и экономики сквозных технологиях.

Требуется не просто «заместить» западные программные продукты и аппаратные решения. Необходимо создать целостную технологическую систему, которая по критически важным составляющим не будет зависеть от внешних сил. Как следствие, возникает «окно возможностей». Эффективно решая текущие задачи «цифрового импортозамещения», мы набираем необходимый импульс для того, чтобы попробовать выйти на лидерскую орбиту.

Это первая ось в системе координат, определяющей целевой образ Росатома как цифрового лидера.

– Какова тогда вторая «ось» цифрового лидерства?

- Вторую «ось» я бы назвала «Технологии и люди, цифра и бизнес». Сегодня наша страна вступает в период построения новой экономической модели, отвечающей духу «цифрового» времени. Как вы знаете, в июле этого года на «Форуме будущих технологий. Квантовый мир», соорганизатором которого выступил Росатом, президент предложил сформировать новый национальный проект на период до 2030 года — по формированию экономики данных.

Сегодня все ведущие государства мира заняты поиском собственной «цифровой идентичности». Это абсолютно новый вызов для мирового сообщества. Здесь нет готовых ответов. Зато появляется все больше открытых вопросов. Россия сегодня одной из первых формирует программу большой цифровой перестройки, опираясь на уже достигнутые результаты. Задача новой национальной программы «Экономика данных» состоит в том, чтобы перевести всю экономику, социальную сферу, работу органов власти на качественно новые принципы работы, внедрить управление на основе больших данных. Это позволит добиться комплексных, мультипликативных эффектов: повышения качества управления и производительности труда, появления рабочих мест с передовыми компетенциями и высокими заработными платами, роста доступности услуг и, в целом, принципиально иных возможностей для людей.

Росатом активно включается в работу правительства в проектировании нового нацпроекта. И вот что важно. Мы видим, что меняются не только технологии. Меняются люди, которые хотят с максимальной отдачей использовать новые возможности!

Еще несколько лет назад вопросы широкомасштабного использования искусственного интеллекта в российской промышленности обсуждались, скорее, на «теоретическом» уровне.

Приведу пример. В этом году мне посчастливилось побывать в Якутии, посетить одно из ведущих предприятий Горнорудного дивизиона Росатома. Руководство прямо сказало: «Нам нужен искусственный интеллект. Мы развиваем технологии цифрового месторождения, и у нас есть свои наработки». В итоге, чтобы обсудить развитие искусственного интеллекта, на нашу отраслевую цифровую конференцию приехал человек, отвечающий за производственную часть. Подчеркну: не «айтишник», не «цифровизатор», — производственник. Вот наш внутренний функциональный заказчик.

Сегодня в атомной отрасли готовность к практическому применению искусственного интеллекта — это уже реальность. На предприятиях Росатома применяются все субтехнологии ИИ: компьютерное зрение и обработка естественного языка, распознавание и синтез речи, системы поддержки принятия решений, а также перспективные методы и технологии ИИ.

Использование ИИ позволяет прогнозировать состояние оборудования, предсказывать и предотвращать нежелательные инциденты на производстве. В частности, на Чепецком механическом заводе активно применяется созданная в нашей отрасли система искусственного интеллекта, которая помогает управлять качеством продукции. Более того, это решение готово к тиражированию в других индустриях.

– То есть, люди в промышленности готовы к «цифре»?

– Да, люди в отрасли готовы к передовой «цифре». И во многих других отраслях промышленности России мы видим аналогичные процессы. Но сейчас критически важно начать отделять «моду на цифровые технологии» от результативности их применения. И здесь мы переходим к третьей оси обсуждаемой «орбиты» цифрового Росатома. Это стремление к лидерству по эффективности использования цифровых технологий. В группе глобальных промышленных корпораций мы хотим быть лучшими в освоении как обязательной, так и произвольной цифровой программы.

Здесь мне хотелось бы напомнить об одном важном для ИТ-индустрии сюжете, который имел место в 2003 году и, думаю, почти не известен молодым специалистам. Тогда популярный ИТ-журналист опубликовал в авторитетном международном журнале весьма провокационную статью под заголовком IT Doesn't Matter. Нет, автор не ставил под сомнение эффективность информационных технологий. Он говорил о том, что при желании любой участник глобального рынка может использовать ИТ столь же эффективно, как и все остальные. А значит, ИТ как источник конкурентоспособности… «не играют роли». И по своей сути не отличаются от электричества или, скажем, телефона.

С тех пор прошло 20 лет. И стало понятно, что отличия от телефона и электричества огромны, и ИТ могут (и должны!) быть конкурентным преимуществом. Цифровые технологии мало просто «внедрить», важно научится использовать их, обеспечивая реальный экономический эффект. Не все это умеют.

Поэтому мы хотим показать, как извлекать из цифровых технологий максимум пользы. Как добиваться эффектов — прямых и косвенных. Как сделать «цифру» гуманной и полезной.

Знаете, Россия и так уже подарила миру огромное количество технологий, на которых неплохо заработали другие страны. И, кстати говоря, российские студенты с завидным постоянством побеждают в международных первенствах по программированию. Но пока на глобальной карте цифровых технологий доля нашей страны далека от тех позиций, к которым мы стремимся.

Росатом движется не к «лабораторному» лидерству в сквозных цифровых промышленных технологиях. Мы хотим задать новые международные индустриальные бенчмарки. Лучшие образцы эффективности применения «цифры» в промышленности. И стать по этому показателю, как минимум, вровень с ведущими зарубежными игроками. А по возможности — обойти их.

– Можно ли кратко сформулировать портрет цифрового Росатома в 2030 году? Что изменится? Какой станет корпорация?

- Такой портрет как раз и формируется разработанным нами цифровым видением Росатома до 2030 года, ставшим основой для обсуждения наших планов с цифровым активом отрасли.

В настоящий момент Росатом реализует Единую цифровую стратегию. Этот документ мы разработали первыми среди крупнейших госкомпаний еще в 2018 году. И с тех пор ежегодно актуализируем его с учетом новых вызовов, но сохраняем неизменными стратегические цели.

Как я уже говорила, ключевой принцип нашего цифрового видения, – это стопроцентное исполнение задач, возлагаемых на Росатом государством. Базовая «платформа» — двуединая роль Росатома как строителя технологического суверенитета Российской Федерации и лидера, развивающего приоритетные цифровые технологии. И, в тесной связке, – все то, о чем мы с вами говорили. То есть, технологии и бизнес. Люди. Сервисы и эффективность.

Как я уже говорила, ключевой принцип нашего цифрового видения, – это стопроцентное исполнение задач, возлагаемых на Росатом государством. Базовая «платформа» — двуединая роль Росатома как строителя технологического суверенитета Российской Федерации и лидера, развивающего приоритетные цифровые технологии. И, в тесной связке, — все то, о чем мы с вами говорили. То есть, технологии и бизнес. Люди. Сервисы и эффективность.

На глобальной арене мы планируем стать поставщиком передовых цифровых технологий не менее чем для 30 стран мира. Намерены добиться 100% цифровой зрелости всех продуктов "большого" Росатома. И, как я говорила, гармонично решить дилемму «люди или технологии»…

– Каким образом?

– Если кратко, – путем замены логического оператора «или» – на «и», чтобы выйти на высказывание «люди и технологии». На практике это будет означать, что, например, доля рутинных операций на рабочих местах благодаря цифровым технологиям упадет до нуля и 100% сотрудников Росатома будут охвачены «цифрой». Это очень непростая в реализации амбиция – если вспомнить, что корпорация объединяет 400 предприятий, на которых работает свыше 330 тысяч человек.

– А каков ожидаемый бизнес-эффект?

– Цифровую выручку корпорации к 2030 году мы считаем возможным нарастить в десять раз. Но консолидированный бизнес-эффект от реализации цифровой стратегии во многом определяется и оптимизацией внутренних процессов. Влияние цифры на EBITDA всей госкорпорации составит 5%. Согласно действующей стратегии, перед госкорпорацией к 2030 году стоит цель по увеличению выручки до 4 триллионов рублей. С учетом таких масштабов наша амбиция по вкладу «цифры» в совокупный бизнес корпорации — еще один вызов.

– В чем еще состоит уникальность долгосрочной цифровой стратегии Росатома?

- Я хотела бы затронуть еще один важный аспект – четвертое измерение нашей системы координат. Всему человечеству нужно задуматься о необходимости формирования четкой нравственной рамки развития и применения ИТ. Об этике «цифры».

В 2021 году Росатом, как и многие другие крупные компании России, присоединился к Кодексу этики искусственного интеллекта. Степень влияния «цифры» в целом, и искусственного интеллекта в частности, на жизнь людей со временем будет только возрастать. И всем нам необходимо научиться с этим работать, чтобы минимизировать возможные негативные последствия и одновременно в максимальной степени раскрыть позитивный потенциал информационных технологий.

Атомная отрасль не понаслышке знает о том, что такое освоение сильных технологий, чтобы они несли не разрушение, а – свет и тепло. В свое время, благодаря определяющему вкладу нашей страны, мир смог выработать правила в ядерной сфере. Приходит время столь же внимательно отнестись к вопросам развития «цифры». В том числе — искусственного интеллекта. И не только на национальном, но и на межстрановом уровне.

Да, текущая международная обстановка не способствует формированию таких глобальных договоренностей сегодня. Но думать и говорить об этом – необходимо. Что мы и делаем.

Я верю, что мир придет к тому, чтобы создать международный орган, который — как МАГАТЭ в атомной сфере — будет формировать и поддерживать во всем мире разумные и гуманные правила использования искусственного интеллекта, квантовых вычислений и других «сильных» цифровых технологий. В интересах жителей нашей планеты.

Читайте также

Истории успеха
Дмитрий Савицкий: «Алмаз-Антей» разработал отечественные «мозги» для дронов
Истории успеха
Покорители космоса
Истории успеха
Итоги года корабелов 2023: Выборгский судостроительный завод
Истории успеха
Слышал дрон: на что способен тяжелый беспилотник «Охотник»