Современный «Малахит»: гособоронзаказ и гражданская продукция
Истории успеха

Современный «Малахит»: гособоронзаказ и гражданская продукция

Современный «Малахит»: гособоронзаказ и гражданская продукция

В 2023 году одному из ведущих КБ по проектированию атомных подводных лодок в мире — Санкт-Петербургскому морскому бюро машиностроения «Малахит» — исполнилось 75 лет. Чем живет современный «Малахит», какие военные и гражданские проекты сейчас выполняет, в интервью рассказал генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит» Владимир Дорофеев.

В 2023 году одному из ведущих КБ по проектированию атомных подводных лодок в мире — Санкт-Петербургскому морскому бюро машиностроения «Малахит» (входит в Объединенную судостроительную корпорацию) — исполнилось 75 лет. В свое время КБ было создано для решения неординарных и специфических задач в области проектирования и отработки новых энергетических установок для подводных лодок.

За эти годы специалисты «Малахита» решили десятки, если не сотни, различных крайне нестандартных задач, в основном для нужд военно-морского флота. При этом конструкторское бюро традиционно считалось самым современным среди собратьев. Сегодняшний «Малахит» подтверждает этот статус. Имея за плечами огромную академическую базу по проектированию сложных кораблей и используя этот опыт, конструкторское бюро стало активно выполнять и гражданские проекты.

Чем живет современный «Малахит», какие военные и гражданские проекты сейчас выполняет — «Медиапалубе» рассказал генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит» Владимир Дорофеев.

Владимир Юрьевич, что «Малахит» презентовал на Военно-морском салоне, какие новинки можно было увидеть на стенде конструкторского бюро?

— Военно-морской салон — большое событие для всей судостроительной отрасли и для специалистов «Малахита» в том числе. Мы всегда стараемся показать наши передовые разработки, интересные технические решения вместе с традиционными для себя проектами в области подводного кораблестроения. Поэтому на нашем стенде были представлены современные АПЛ, различные средства доставки водолазов, обитаемый подводный аппарат проекта 03660 «Ясон».

Какие современные разработки в области средств доставки боевых пловцов сейчас есть у «Малахита»? Какие из направлений считаете более перспективными?

— Вопросами разработки групповых средств доставки «Малахит» занимается более 50 лет. В 70-х годах прошлого века крупными сериями строились проекты «Тритон-1» и «Тритон-2», которые использовали спецподразделения ВМФ. Это корабли «мокрого» типа, они предназначены для скрытной транспортировки, высадки, ожидания на грунте и возвращения групп боевых пловцов в составе от 2 до 6 человек. Доставка сверхмалой подводной лодки может осуществляться надводными судами, подводными лодками и иными средствами.

Несколько лет назад «Малахит» провел модернизацию проекта СМПЛ «Тритон-2» уже с применением современного оборудования и материалов, что позволило улучшить его технические характеристики. Дальность хода «Тритона-2» составляет не менее 60 миль. В режиме ожидания на грунте он может находиться в течение 10 суток, после чего — вновь использоваться по назначению.

Из перспективных разработок «Малахита» можно выделить малую неатомную подводную лодку семейства «Пиранья» проекта П-750Б «Сервал» с воздухонезависимой энергетической установкой. Проект этой ПЛ конструкторское бюро продолжает совершенствовать.

«Сервал» предназначен для решения широкого с´ектра задач в прибрежной и ближней морской зоне. Он отличается универсальностью и высокими боевыми возможностями при небольших размерах и водоизмещении, что достигается за счет сменно-модульного принципа формирования функциональной нагрузки, в которую может входить даже СМПЛ «Тритон-2».

Единая газотурбинная энергетическая установка обеспечивает непрерывный подводный ход в течение длительного времени, что высокий показатель для ПЛ малого водоизмещения.

Идет ли работа по созданию воздухонезависимых энергетических установок и насколько она успешна?

— Применение воздухонезависимых установок (ВНЭУ) на подводном флоте — это общемировой тренд. С учетом сегодняшних технологий их использование позволяет существенно увеличить скорость подводного хода и автономность нахождения под водой. Но многие забывают, что они также повышают еще один важный параметр — стоимость. Цена строительства кораблей с воздухонезависимыми установками и стоимость их эксплуатации существенно превышают эти же показатели у подводных лодок с традиционными типами энергетических установок. Зачастую лодки с воздухонезависимой установкой для обслуживания этих кораблей требуют серьезных изменений в базовой инфраструктуре.

Тем не менее «Малахит» в инициативном порядке за счет собственных средств работает над развитием тематики ВНЭУ. Наши специалисты решили не конкурировать с коллегами в теме лучшей установки на аккумуляторных батареях. Несколько лет назад мы решили рассмотреть альтернативный вариант построения воздухонезависимой системы, где в основе лежит газотурбинная установка на традиционном дизельном топливе.

Это не исключает сложностей, в основном связанных с разработкой и применением систем хранения окислителя — в нашем случае кислорода и с системами удаления продуктов реакции. Но эти трудности решаемы, к тому же конструкция выходит дешевле, чем у коллег.

В работе еще важен и комплексный эффект: у нас растут талантливые специалисты, которые не просто занимаются теоретическими расчетами или разработкой чертежей, а имеют уникальную возможность воплотить свои идеи уже в готовом проекте.

Сейчас заканчивается очередной этап модернизации испытательного стенда для ВНЭУ. После введения его в строй можно будет в полном объеме испытывать акустические характеристики подводной лодки при работе воздухонезависимой установки, заниматься процессами утилизации продуктов реакции и циркуляцией рабочего тела по замкнутому циклу.

После проведения испытаний можно будет говорить о практическом применении наработок.

На какой стадии находится строительство обитаемого аппарата проекта 03660 «Ясон»?

— Сейчас на северодвинском производственном объединении «Севмаш», которое и занимается строительством аппарата, уже готовы силовые конструкции наружного корпуса, завершается изготовление изделий машиностроения с длительным циклом производства: уравнительных цистерн, крышек входного люка, устройств ввода кабелей и трубопроводов и другого оборудования.

Договоры на поставку серийных изделий судового комплектующего оборудования заключены. На завод начинают приходить образцы этого оборудования, которое разрабатывалось отдельными предприятиями кооперации в рамках опытно-конструкторских работ.

Думаю, что в скором времени Севмаш приступит к насыщению аппарата оборудованием.

Чем примечателен этот проект для «Малахита»?

— В первую очередь, уникальна сама кооперация, по которой идет проектирование. Заказчиком работ выступает компания «Газпром трансгаз Санкт-Петербург», головным исполнителем — Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», с которым у «Малахита» договор на разработку проекта и отдельных образцов комплектующего оборудования. Далее в этой цепочке идет северодвинский Севмаш как завод-строитель аппарата.

Важно не только спроектировать или построить аппарат, но еще и квалифицированно и в назначенный срок обучить личный состав. Сейчас уже близок к завершению береговой тренажерный комплекс для обучения будущих экипажей аппарата.

В какой мере этот аппарат можно назвать отечественным – оборудование, системы изготавливают в России?

— Подавляющее количество материалов и комплектующего оборудования аппарата российской разработки. Отечественные предприятия выполнили большой объем НИР и ОКР, среди которых работы по созданию бортовой системы управления техническими средствами, погружной аккумуляторной батареи, движительно-рулевого комплекса, манипуляторного комплекса, высоконапорного насосного агрегата, системы позиционирования и гидроакустической связи, арматуры и другого оборудования.

Какова судьба кустового подводного манифольда? Вы презентовали его на IX Петербургском международном газовом форуме в 2019 году не в виде макета, а привезли конструкцию целиком. Насколько эта тема имела продолжение в вашей работе?

— «Малахит» выполнял опытно-конструкторскую работу по созданию манифольда в рамках федеральной целевой программы в 2017—2019 годах. Конструкция находится в рабочем состоянии, ее можно посмотреть на производственной площадке «Малахита». Но сам по себе манифольд, хотя это большая конструкция, всего лишь один элемент подводного добычного комплекса.

Проект был посвящен не созданию конкретно манифольда, а скорее импортозамещению в такой очень чувствительной и высокотехнологичной области, как производство подводных добычных комплексов. Заказчиком ОКРа выступало Министерство промышленности и торговли, а функциональным заказчиком, то есть тем, кто согласовывал техническое задание, рассматривал ход текущих работ, участвовал в приемке, был 335-й департамент ПАО «Газпром» — специалисты, отвечающие за импортозамещение в корпорации.

В рамках ОКРа создавалось 11 опытных образцов, начиная от арматуры и шлангокабелей и заканчивая системой управления. Без ложной скромности хочу сказать, что со стороны нашей промышленности удалось не просто произвести технически сложное изделие, но и обеспечить его распределенное проектирование, когда несколько проектных организаций с разным профилем успешно работали над созданием одного объекта.

В конечном счете на Ижорском заводе все оборудование было смонтировано, испытано, и появился вот такой ценный с точки зрения практики опытный образец подводного кустового манифольда.

Какие еще работы по гражданской тематике сейчас выполняет «Малахит»?

— Сейчас «Малахит» в своей производственной деятельности старается отойти от клише, что у организации с основным профилем по гособоронзаказу гражданская тематика — это нечто искусственно навязанное.

Конструкторское бюро активно занимается проектированием продукции гражданского назначения. Делается это не только для исполнения подписанных президентом документов по повышению доли гражданской продукции, но и для собственного развития.

Гражданская техника — это дополнительный источник доходов, пересмотр определенных норм проектирования, поиск новых поставщиков комплектующих, снижение стоимости изготовления оборудования и стоимости жизненного цикла, повышение экономической эффективности и так далее. К тому же в таких работах идет пересмотр внутреннего инженерного мышления, потому как здесь многое лежит в области снижения себестоимости.

Возвращаясь к вопросу распределенного проектирования, могу сказать, что в гражданской тематике можно задействовать сильные стороны «Малахита»: инженерный состав, огромный опыт в области проектирования морских сооружений, обладание большим количеством документов и справочной информации, большую базу проверенных поставщиков комплектующего оборудования.

Об импортозамещении в отрасли серьезно стали говорить с 2014 года, тогда как для «Малахита» при создании атомных многоцелевых подводных лодок использование исключительно отечественных материалов и комплектующих всегда было догмой. Для военной техники – это не некий абстрактный лозунг или будущее, к которому надо стремиться, это просто жизненная необходимость.

Сейчас отрасль оказалась в ситуации, когда опыт «Малахита» в работе с отечественными поставщиками, знание их возможностей и фактического состояния стали востребованы и при производстве гражданской техники.

Доказательство — успешное взаимодействие с одним из частных проектных конструкторских бюро в области создания технического проекта судна для перевозки насыпных грузов дедвейтом 90 000 тонн.

Как идет модернизация АПЛ 971 проекта? Есть ли трудности в реализации проекта?

— Любая модернизация дорогостоящих систем вооружения как на военно-морском флоте, так и у коллег в авиации повышает технические характеристики техники. Могу сказать, что сейчас корабль находится на плаву, все работы идут штатно.

Что касается сложностей, то, как и при любой модернизации, они есть, но у главного исполнителя работ ЦС «Звездочка» большой опыт в подобных работах, они все трудности успешно преодолевают.

Помимо манифольда в 2017 году специалисты бюро «Малахит» разработали конструкцию грузозахватного устройства для обеспечения подъема подводных потенциально опасных объектов в рамках НИР «Подъем». Насколько успешными были эти работы?

— Здесь также стоит говорить не только о способе подъема подводной лодки – он может быть разный. Гораздо важнее проведение комплекса инженерно-технических обследований и организации работ по подъему ПЛ.

В рамках работ по подготовке к подъему «Малахит» участвует в обследованиях на море, в частности на месте захоронения подводной лодки К-27 в акватории Карского моря на глубине около 30 метров. Напомню, это лодка первого поколения с жидким металлом в качестве теплоносителя. Второй объект — подводная лодка К-159, также первого поколения, которая затонула в Баренцевом море при транспортировке к месту утилизации и сейчас находится на глубине около 250 метров.

В рамках обследований специалисты оценивают состояние лодки, особенно корпусных конструкций. Собранные данные определяют направление дальнейшей работы специалистов по ядерной и радиационной безопасности.

Поэтому для реабилитации северных акваторий, если мы говорим о главной задаче, нужно решать задачу комплексно, нежели просто спроектировать механизм подъемника.

Со стороны «Малахита» все работы были проведены вовремя, заказчик их принял. Однако пока дальнейшего развития этот проект не получил по целому ряду причин.

Не секрет, что «Малахит» — традиционно привлекательное место работы специалистов, особенно молодых. Чем конструкторское бюро так интересно для дефицитных сейчас кадров?

— Вопрос крайне многогранный. Я бы выделил первым то, что в «Малахите» четкая и внятная корпоративная внутренняя культура. Это полноценная работа для решения технических вопросов, имеющих государственное значение. Для многих специалистов — и не только задействованных непосредственно в проектировании, но и работников экономических отделов, подразделений безопасности, хозяйственного обеспечения — осознание причастности к решению задач, связанных с повышением обороноспособности нашей великой Родины, имеет большое значение.

Корпоративная культура «Малахита» предусматривает постоянное повышение технического уровня специалистов, продвижение по карьерной лестнице, где важны все — от молодого специалиста до ветерана. Для этого у нас существует школа наставничества. Важна и такая вещь, как стабильная заработная плата.

Важный элемент в кадровой политике — это практическая нужность. Любой проект, которым мы занимаемся в стенах «Малахита», будь то подводный атомный крейсер или же манифольд, в итоге доводится до изготовления образца, специалисты участвуют в испытаниях, ходят в море. Для инженера реализация его проекта имеет огромное значение.

Сегодня наше конструкторское бюро стремится к современным стандартам организации рабочего процесса. Лично мне бы хотелось через какое-то время видеть «Малахит» близким к такому понятию, как «бирюзовая компания». Можно спорить, насколько это достижимо с учетом нашего профиля работ по созданию кораблей с ядерной энергетической установкой, где процессы очень заформализованы, четко регламентированы и жестким образом контролируются. Но некоторые элементы «бирюзовой компании» в КБ уже внедрены.

Скажем, нерегламентированное начало и окончание рабочего дня. Специалисты могут приходить на работу в любое время в промежутке с 8 до 10 утра, естественно, с отработкой положенного количества часов. Это достигается путем высокой степени автоматизации процессов и внедрения таких современных систем, как электронный документооборот, когда мы не зависим от времени работы архива. И это только одно из нововведений.

В завершение хотелось бы подчеркнуть, что сила «Малахита» как раз в единстве. В работе важны и нужны не только первоклассный состав конструкторов, но и специалисты, которые планируют производственную деятельность, отвечают за нормирование труда, защиту государственной тайны, обеспечение информационной безопасности или же рекламно-выставочную деятельность. Для создания обороноспособности страны важны все сотрудники.

«Малахит» известен как один из флагманов в разработке глубоководных аппаратов. Будет ли продолжение у обитаемых аппаратов типа «Русь» и «Консул» и насколько востребована линейка в условиях, когда массово наступают автономные и телеуправляемые подводные аппараты?

— С точки зрения строительства и проектирования обитаемых подводных аппаратов «Малахит» прошел уникальный путь в отечественном кораблестроении. Безусловно, на этом пути были и победы, и проблемные вопросы или тупиковые решения. За это время накоплен огромнейший опыт технических решений, которые где-то даже не могли быть применены или внедрялись тяжело с учетом технологий или конструкционных материалов того времени.

Сейчас «Малахит» продолжает заниматься проектированием подводных аппаратов — и обитаемых и необитаемых. И здесь, как у коллег в авиации, также есть масса споров о том, что перспективнее и приоритетнее — пилотируемые или беспилотные системы. С моей точки зрения будущее связано с взаимодействием обитаемых подводных аппаратов с необитаемыми.

Здесь есть некоторые трудности с созданием информационных потоков, потому как воздушная среда и водная — несравнимые вещи. Необходимо формировать информационное пространство под водой, в котором смогли бы взаимодействовать обитаемые и необитаемые средства, допустим, при решении такой сложнейшей задачи, как эксплуатация подводных добычных комплексов. И здесь для научно-технической мысли огромный простор.

Готова ли российская промышленность создавать технически сложные изделия, в том числе автономные аппараты?

— Безусловно, российская промышленность готова создавать такие изделия. Более того, я член Совета при президенте Российской Федерации по науке и образованию. Благодаря этому мне удалось познакомиться с выдающимися деятелями, которые работают в совершенно иных отраслях промышленности. Эта площадка позволяет посмотреть, что происходит у коллег, и далее интегрировать достижения всей отечественной науки и промышленности, а не только нашего «консервативного» судостроения. Могу сказать, что достижений и инноваций у нашей промышленности много.

Читайте также

Истории успеха
Василий Осьмаков: рост российской промышленности — это не «дутый пузырь»
Истории успеха
В Тамбовской области планируют открыть центр по развитию производства беспилотных авиасистем
Истории успеха
Отечественные моторы для гражданской авиации: как «ОДК-Климов» создает двигатели
Истории успеха
Как ускорить импортозамещение электротехнической продукции в России