Юрий Борисов: «Кто освоит ресурсы Луны первым, получит ключи от дальнего космоса»
Истории успеха

Юрий Борисов: «Кто освоит ресурсы Луны первым, получит ключи от дальнего космоса»

Юрий Борисов: «Кто освоит ресурсы Луны первым, получит ключи от дальнего космоса»

Космическая гонка между странами мира трансформировалась в гонку за освоение Луны, которая может стать плацдармом для дальнейшего исследования космоса. О том, как будет развиваться российская космическая отрасль, «Перспективному развитию» рассказал генеральный директор Госкорпорации Роскосмос Юрий Борисов.

– За последние полтора года многие западные компании ушли с российского рынка. Повлияло ли это на проекты Роскосмоса?

– Я вам так скажу, из-за ряда политически мотивированных решений контакты с партнерами из стран Европы и США практически сошли на нет. Но, несмотря на это, мы продолжаем совместную работу по эксплуатации и проведению экспериментов на Международной космической станции. Также выполняем перекрестные полеты, которые обеспечивают безопасность экипажа. Конечно, нет ничего хорошего в том, что с партнерами, с которыми раньше были хорошие контакты, остановлено сотрудничество. Исследование космоса – задача для всего мирового сообщества. Но в этой ситуации для нас открылись новые ниши, и мы активно ищем возможности для организации сотрудничества со странами Азии, Африки, Латинской Америки. С их стороны наблюдается большой интерес.

– Будут ли продолжены миссии к Луне после неудачи с аппаратом «Луна-25»?

– Изучение Луны началось в 1958 году, и только спустя восемь лет, в 1966 году, нам удалось совершить первую успешную посадку на Луну. Это был аппарат «Луна-9». Почти за полвека человечеством было сделано много запусков к Луне, но большинство из них были неуспешными. Мы должны понимать, что космос – вещь неизведанная, и при планировании миссий нужно учитывать очень много факторов. Здесь слишком много обстоятельств, которые невозможно предугадать. И вот как раз нештатная ситуация, которая произошла в ходе нашей миссии «Луна-25», – подтверждение тому, что просчитать все наперед в космосе очень сложно. В ходе миссии было пять корректировок орбиты при полете к Луне: четыре – успешные, а при пятой произошел сбой, и аппарат врезался в Луну. Из таких ситуаций всегда нужно делать выводы и двигаться дальше. На сегодняшний день у нас запланированы запуски аппаратов «Луна-26» для дистанционных исследований Луны и обеспечения связи с посадочными аппаратами и «Луна-27» (автоматическая станция для проведения контактных исследований поверхности Луны в околополярной области), а также исследования взаимодействия факторов межпланетной среды с поверхностью Луны. Таким образом, наши исследовательские миссии к Луне будут продолжены.

– Чем можно объяснить новый всплеск интереса к Луне, который наблюдается в последние несколько лет?

– Изучение Луны является интересной задачей для проведения научных исследований, Луна является удобным плацдармом для продвижения от Земли в дальний космос. В процессе ее освоения могут быть отработаны технологии, необходимые для осуществления полетов в дальний космос. Кроме этого в отдаленной перспективе Луна может рассматриваться как источник ряда ресурсов, но, естественно, их добыча должна быть экономически обоснована. Особенностью современного этапа освоения Луны является нацеленность на приполярные районы, здесь учеными предполагается наличие водяного льда, большинство планируемых мировыми космическими агентствами миссий направлено на разведку этих районов. Именно здесь условия выглядят наиболее благоприятными для размещения лунных баз.

– Еще одно перспективное направление – это дистанционное зондирование Земли. Расскажите, как продвигается работа в этом направлении.

– Да, летом 2023 года мы запустили «Кондор-ФКА» – спутник радиолокационного зондирования Земли. В отличие от оптических средств наблюдения он может работать в любую погоду, днем и ночью и передавать данные и изображения с хорошим разрешением. Планируются еще запуски таких аппаратов. Кроме того, сейчас у нас уже есть действующие группировки спутников «Электро-Л» и «Метеор» на орбите, которые обеспечивают потребности «Росгидромета».. С их помощью специалисты готовят прогнозы погоды. Еще мы планируем создать группировку спутников «Арктика-М». Первый аппарат уже на орбите, а второй запустим в декабре. Две «Арктики-М» будут круглосуточно мониторить поверхность и облачность Земли, моря в арктическом регионе и прилегающих территориях, а также передавать метеорологическую информацию и сигналы о местоположении терпящих бедствие судов и самолетов. А к 2028 году мы расширим эту группировку и запустим еще четыре спутника.

– Ранее вы упомянули планы по строительству лунной станции с Китаем. Какие еще международные проекты планирует реализовать Роскосмос?

– Несмотря на геополитическую ситуацию, мы смогли расширить географию контактов, переориентировавшись на новые страны. За последний год проведены переговоры со странами СНГ, ЕАЭС, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки, Латинской Америки. Главное – кардинально пересобран пакет предложений для партнеров. Вместо традиционной продажи конкретных услуг речь идет о глобальном сотрудничестве. Россия – одна из немногих держав, которая может предложить сотрудничество по всему списку космических проектов – от создания спутников до запуска человека в космос. Наметилась тенденция к переходу от кооперации к созданию технологических альянсов. Россия предлагает не просто продажу конкретных продукции и услуг, а полный технологический цикл вплоть до локализации производств и передачи технологий дружественным государствам. Партнерам предлагаются различные форматы участия в таких перспективных российских проектах, как «Сфера» (спутники), «Млечный путь» (контроль загрязнения околоземного пространства), российская орбитальная станция. Обсуждается создание совместных многоспутниковых группировок. Положено начало глобальному проекту по созданию российско-китайской международной научной лунной станции. За прошедший год подписан ряд важных межправительственных соглашений о сотрудничестве в космосе. У нас сейчас в работе российско-белорусский проект по созданию спутника дистанционного зондирования Земли. Кроме того, в ЦПК им. Ю.А. Гагарина сейчас проходят подготовку две участницы космического полета из Республики Беларусь.

– Космодром «Восточный» сейчас развивается не только как стартовый комплекс, но и как туристический объект. Расскажите о первых итогах такой работы.

– На «Восточном» более 2000 туристов побывало только в 2022 году, и мы хотим кратно наращивать данную цифру от года к году. Могу с уверенностью сказать, что интенсивность пусковых услуг на космодроме будет только нарастать, и это, безусловно, очень интересно для туристов. Совместно с правительством Амурской области мы будем строить там туристическую инфраструктуру, чтобы путешествие на космодром было максимально комфортным. В частности, на территории ЗАТО «Циолковский» будет построен гостиничный комплекс, в котором помимо российских и иностранных туристов будут размещены сотрудники Роскосмоса.

– Недавно вы заявили, что в России необходимо создать завод по серийному производству спутников. Почему возникла такая потребность?

– Сфера космических услуг развивается семимильными шагами, и спрос на спутники растет. Ну вот интернет, связь – это же все через спутники, и без них нашу жизнь уже невозможно представить. Поэтому спрос на спутники есть во всем мире, и многие услуги уже успешно оказываются орбитальными группировками из большого количества спутников. Конечно, пионером тут стал Илон Маск, который сделал очень много для развития индустрии и ее коммерциализации. Нам тоже нужно переходить к массовому выпуску спутников. То есть пришло время отказаться от ручной сборки и поставить их производство на конвейер. Мы рассчитываем, что к 2026 году в России п¯явится завод, где будут собирать от 200 до 250 спутников в год. Это очень непростой проект, для его реализации нам придется не просто разработать спутники так, чтобы их можно было поставить на поток, но и подготовить инфраструктуру для производства комплектующих и сервисного обслуживания.

– Как продвигается проект по созданию новой орбитальной станции, которая заменит МКС?

– Тут важно понимать, что мы намерены эксплуатировать Международную космическую станцию столько, сколько будет возможно. Для всего мира это не просто станция – это сотни экспериментов, которые были проведены на борту, это открытия ученых по всему миру, которые обогатили мировую науку. Все, что было сделано на МКС с 1998 года, еще много десятилетий будут использовать в мировой космонавтике и, конечно, в будущих полетах. Многое будет зависеть от технического состояния станции. В феврале этого года научно-технический совет Роскосмоса, а затем и Правительство РФ одобрили решение о продлении срока эксплуатации российского сегмента МКС до 2028 года. Строительство новой российской орбитальной станции мы планируем завершить в 2032 году, но уже сейчас мы ведем работу по наполнению научной программы для будущих миссий.

– Космическая гонка продолжается?

– Хороший вопрос. Геополитические амбиции в космосе никуда не делись. Советский Союз и США в свое время серьезно соревновались в освоении космоса. Было важно, кто первым откроет для себя космическое пространство, кто выйдет на орбиту, кто будет первым на Луне. Но сейчас, по мере развития космонавтики, эта космическая гонка становится более коммерчески ориентированной, а геополитические амбиции, на мой взгляд, постепенно уходят на второй план. Для всех нас сейчас важно практическое использование космического пространства, в том числе для предоставления космических услуг, которые уже вошли в нашу жизнь. Космос стал коммерчески ориентированным, и частные компании активно вкладывают деньги в развитие космических услуг.

Читайте также

Истории успеха
Дмитрий Савицкий: «Алмаз-Антей» разработал отечественные «мозги» для дронов
Истории успеха
Покорители космоса
Истории успеха
Итоги года корабелов 2023: Выборгский судостроительный завод
Истории успеха
Слышал дрон: на что способен тяжелый беспилотник «Охотник»