Денис Мантуров: самая острая фаза с импортом уже пройдена
Истории успеха

Денис Мантуров: самая острая фаза с импортом уже пройдена

Денис Мантуров: самая острая фаза с импортом уже пройдена

Потеря российского рынка оказалась испытанием для самих авторов санкций, а Россия производит достаточно товаров и для собственных нужд, и на экспорт, поэтому теперь сама будет принимать решение, куда поставлять продукцию, считает глава Минпромторга РФ Денис Мантуров.

В интервью РИА Новости в кулуарах форума «Иннопром» министр рассказал, почему власти не спешат отменять импортные пошлины на автомобили даже в условиях ограничений и дефицита, когда ждать снижения цен на машины, назвал главные проблемы металлургов, объяснил, чем грозит тотальное открытие рынка для импорта, а также посоветовал, в какие отрасли промышленности сегодня стоит идти новичку. Беседовала Наталия Мирошниченко.

— В конце февраля перед российской промышленностью встало немало задач, в том числе поиск новых поставщиков, перестройка логистических цепочек. Самое трудное уже позади или еще впереди?

— Санкции, разрушение логистических цепочек и откровенный «саботаж» иностранных логистических компаний и правительств, конечно, доставили нам неудобства, но чуть ли не в большей степени ударили по «авторам». Сейчас происходит фундаментальный процесс разворота российской внешней торговли.

Мы активно перестраиваем логистические цепочки. В рамках работы штаба по транспортно-логистическим коридорам под председательством Андрея Белоусова проработаны прогнозные показатели по объемам грузопотока и видам продукции в разрезе направлений Россия-Турция, Россия-Китай, «Север-Юг». На наш взгляд, именно эти направления являются наиболее перспективными с учетом перераспределения объемов поставок в текущих условиях. При этом перестройка требует не только переориентации рынков, но и корректировки и внедрения новых, поддерживающих функционирование промышленности, механизмов в части импорта.

— Насколько успешно удается решать возникающие проблемы с логистикой?

— В министерстве организована работа по мониторингу и содействию российскому бизнесу в текущей ситуации. Например, на базе подведомственного Минпромторгу информационно-аналитического центра по вопросам внешнеторговой деятельности создан ситуационный центр. Он помогает в поиске партнеров для безболезненной переориентации экспортных и импортных потоков, выработке низкорисковых механизмов финансирования поставок, разработке альтернативных экспортно-импортных логистических решений, консультирует по практическим вопросам ведения внешнеторговой деятельности с помощью «горячей линии». Кроме того, представители Минпромторга принимают активное участие в работе оперативного штаба по логистике на площадке Минтранса.

– Санкции Запада бьют по многим секторам, какие из них вызывают у вас наибольшее сожаление?

— Жаль, что санкции коснулись поставщиков импортной промышленной продукции, с которыми налаживались тесные связи на протяжении десятков лет. Но потеря российского рынка на деле оказалась серьезным испытанием и для них. Это можно видеть по бьющей рекорды инфляции и возрастающим ценам на товары повседневного спроса в «недружественных странах». Уже происходит процесс отрезвления западных партнеров, например, они приравнивают российские удобрения к товарам первой необходимости для недопущения нарушения их поставок. В России производится достаточно продуктов и сырья, необходимых всему миру. А вот куда мы будем его поставлять — это уже вопрос.

Но мы остаемся, я всегда это подчеркиваю, абсолютно открытыми для взаимовыгодной и честной торговли с иностранными компаниями.

— Кажется, что одной из самых пострадавших отраслей от разрыва сложившихся многолетних цепочек стал автопром. Большинство автоконцернов перекрыли поставки новых машин в РФ, Минпромторг в свою очередь включил их в список параллельного импорта. Эксперты говорят, что массовый параллельный импорт автомобилей невозможен. Так ли это?

— Да, действительно, для обеспечения потребностей российской экономики в современных автомобилях правительством был разрешен ввоз в страну востребованных оригинальных товаров, в том числе автомобилей иностранного производства, без согласия правообладателей. При наличии достаточного спроса это может быть эффективным инструментом обеспечения предложения на рынке. По инициативе российской стороны было принято решение Совета ЕЭК, в соответствии с которым Россия может устанавливать требования и процедуры оценки соответствия в отношении ввозимых транспортных средств. Для его реализации Минпромторгом России ведется подготовка изменений в соответствующее постановление правительства, которые позволят юридическим лицам обеспечить оформление документов о соответствии на ввозимые в рамках параллельного импорта автомобили независимо от решений материнских компаний — их глобальных производителей.

— А не планируете снять пошлины на ввоз автомобилей?

— Вопрос снижения или отмены ввозных таможенных пошлин в настоящее время не рассматривается, так как не отвечает интересам развития российской экономики и отраслей в условиях внешнего санкционного давления.

— На фоне дефицита и скачков курса автомобили в стране с начала года существенно подорожали. Как вы озвучивали — на 25-30% с начала года — есть ли предпосылки очередному резкому скачку цен?

— Сейчас цена, наоборот, стабилизируется, она не снизилась существенно, потому что есть инерция относительно закупленных материалов, сырья и комплектующих. Цикл производства автомобилей занимает около трех-четырех месяцев, поэтому как раз то, что в январе, феврале и марте приобреталось, сейчас выходит в рынок. Если вспомнить курс, который был в феврале, и сравнить с сегодняшним, он отличается существенно, в два раза. Поэтому компании, чтобы не нести убытки, будут плавно «растягивать» изменение цены по году, с учетом постепенного восстановления рынка.

— То есть нам в течение года ждать постепенного небольшого снижения цен на автомобили?

— Я считаю, что да. Потому что можно, конечно, держать высокие цены до последнего, но тогда потребитель просто не будет приобретать продукцию. Поэтому компании будут вынуждены адаптироваться к запросам рынка, но для того, чтобы все изменения происходили мягче, мы пошли на меры поддержки спроса. Чтобы и потребителю было легче, и производитель смог адаптироваться в данной ситуации.

— На 97% упало производство автомобилей в мае, можно ли сказать, что наихудшая точка уже пройдена, и далее будет восстановительный тренд?

— Конечно, так и есть. Исходим из того, что по мере восстановления производственных возможностей «АвтоВАЗа», появления новых автомобилей на «Моторинвесте», «Москвичей» на «Автофрамосе» и так далее постепенно будет выводиться на рынок все больше и больше новых автомобилей.

— Произошла серьезная либерализация ввоза импортной продукции и уже звучат просьбы отказаться от таких мер, как вы относитесь к идее того, что к осени России будет необходимо начать разворот от «тотального открытия» — параллельного импорта и нулевых пошлин — к закрытию: введению ограничений, заградительных пошлин в отношении недружественных стран?

— Меры, которые были приняты по либерализации импорта, в первую очередь, были необходимы, чтобы помочь нашей экономике пережить первичный шок и потрясение от введенных санкций со стороны недружественных государств. Но, на наш взгляд, самая острая фаза уже пройдена. Сегодня мы видим, что ситуация как на рынке потребительских товаров, так и в части поставки комплектующих и сырья для промышленных предприятий, стабилизируется, даже по сложным моментам мы вошли в хороший рабочий ритм последовательной отработки задач.

Естественно, с учетом стабилизации ситуации в экономике и промышленности, мы должны направить усилия на поддержку, в первую очередь, именно российского производства и разработку тех мер, которые будут направлены на недопущение недобросовестной конкуренции со стороны западных партнеров в отношении российской продукции.

— То есть можно ожидать что механизмы поддержки импорта — параллельный импорт и нулевые пошлины — будут корректироваться?

— Стимулирование импорта должно работать только в тех нишах, в которых российское производство пока еще не может полностью обеспечить потребности промышленных предприятий и конечных потребителей. Мы, безусловно, продолжим поддерживать импорт там, где это необходимо, но исключительно точечными мерами. В остальных нишах и категориях мы подготовим те меры, которые позволят обеспечить защиту прав российских предприятий.

Напомню, правительством был утвержден перечень продукции, разрешенной к параллельному импорту. Будем регулировать механизм таким образом, чтобы интенсивность его использования снижалась параллельно с запуском внутреннего производства тех или иных критически важных компонентов. Работа в этом направлении активно ведется.

— В последние дни вновь активно звучит тема с налогообложением промышленников, в том числе металлургов. Вы в начале июля планировали вернуться к вопросам отмены акциза на жидкую сталь с Минфином. Удалось ли обсудить, решение принято?

— У нас с коллегами из Минфина продолжается дискуссия по вопросу снижения налоговой нагрузки на бизнес и предприятия, не только на металлургические, но и на них в том числе. Мы по-прежнему считаем необходимым как можно скорее рассмотреть вопрос отмены акциза на жидкую сталь как способ снизить нагрузку на металлургическую отрасль России, которая сейчас противостоит беспрецедентному санкционному давлению со стороны недружественных стран.

— Металлургической отрасли сейчас действительно непросто. С чем у них сейчас возникают самые большие трудности?

— Это и логистические затруднения, связанные с переориентацией экспортных поставок, и влияние текущего курса национальной валюты, и, что немаловажно, снижение спроса на металлопродукцию на внутреннем рынке во всех секторах экономики, в том числе в строительном секторе.

— Как следствие нам ждать сокращения производства? Такие риски озвучивал и президент.

— Металлургические предприятия сокращают объемы производства невостребованного сортамента, и сейчас мы наблюдаем последствия: загрузка производственных мощностей отечественных предприятий в июне текущего года в среднем снизилась на 25% по сравнению с апрелем текущего года. Это понижение вкупе с тридцатипроцентным снижением цен на металлопродукцию на российском рынке может привести к тому, что уровень рентабельности предприятий значительно снизится, нам бы не хотелось этого допустить.

При этом в текущих условиях нам необходимо обеспечить бесперебойное функционирование всего промышленного комплекса, в том числе и металлургической отрасли, которая, напомню, занимает 17% в обрабатывающем производстве нашей страны и является самой современной в Европе. От этого зависит сохранение рабочих мест, уровня заработной платы и компетенций на предприятиях.

Однако налоговая нагрузка на металлургов сейчас ровно такая же, как и раньше, в досанкционный период. За пять месяцев текущего года, к примеру, металлургическим предприятиям, входящим в ассоциацию «Русская сталь» уже было начислено свыше 77,7 миллиарда рублей в совокупности по акцизу на жидкую сталь и налогу на добычу полезных ископаемых на железную руду и коксующийся уголь. Можно предположить, что это не самым позитивным образом скажется на финансовых и производственных показателях предприятий чёрной металлургии.

— Куда пойдут экспортные поставки металлургов, если рынок ЕС закрыт?

— В настоящий момент для российского экспорта закрыты высокомаржинальные рынки, прежде всего западных стран. Однако российский металлопрокат покупают в Турции, Китае, Индии и странах СНГ. Переориентацию поставок несколько затрудняют высокие логистические затраты, связанные с большим расстоянием транспортировки продукции в направлении АТР, и укрепившийся рубль. В случае возращения курса к показателям начала текущего года российские металлурги готовы нарастить объемы поставок в страны Северной и Западной Африки.

— А что касается внутреннего рынка?

— Здесь правительством принимаются меры по сохранению и увеличению спроса на металлопродукцию за счет реализации стратегических мер и программ по развитию инфраструктуры страны, в частности, расширения дорожного строительства, развития и модернизации коммунальной инфраструктуры, расселения аварийного жилищного фонда и сохранения темпов жилищного строительства.

Кроме того, Минстроем совместно с Минпромторгом и отраслевыми ассоциациями разработан план по расширению применения стали в строительстве, предусматривающий разработку типовых проектных решений по применению металлоконструкций при возведении модульного жилья и социальных объектов, внесение изменений в нормативно-правовые акты и отраслевые стандарты, а также меры стимулирования строителей по возведению жилья на основе металлокаркаса.

— Не планируется ли перейти на расчеты в рублях в некоторых секторах промышленности по аналогии с газом? Например, в металлургии и удобрениях.

— Во-первых, все зависит от политики самих компаний, поскольку они имеют возможность и право принимать собственные решения относительно способов расчетов за свою продукцию и использования местных валют. Если брать производителей минеральных удобрений, пока таких форм оплаты не использовалось. Сейчас постепенно налаживается работа по поставкам на экспорт: «расшиваются» проблемы с логистикой, страховыми компаниями и банками. В марте был тяжелый период, апрель — перестройка, но вот уже два месяца, как все функционирует, исходя из собственных договоренностей компаний с покупателями. Все зависит от того, как они сами будут решать: в юанях продавать, в дирхамах, или в других валютах. Опираясь на то, что им выгодно.

— Видите ли вы восстановление интереса бизнеса — промышленности в частности — к инвестициям в России?

— Объем инвестиций в российскую промышленность за первый квартал 2022 года по отношению к аналогичному периоду 2021 года распределен неоднородно. По объему вложений в инвестиционный капитал лидируют Москва, Московская область, Республика Татарстан, Тюменская область, Красноярский край. Эти регионы объединяет то, что они являются крупными промышленными центрами. Не стоит забывать, что экономика ряда регионов, помимо текущих факторов, находится еще в стадии восстановления после пандемийного шока.

— Как планируете стимулировать приток инвестиций в регионы?

— Например, через создание площадок с подготовленной промышленной инфраструктурой. Сегодня мы видим всплеск интереса к небольшим паркам так называемого «легкого формата» с полностью оборудованными площадями, где производство можно развернуть буквально за несколько дней. В частности, в Московской области этот формат сейчас набирает популярность.

Именно такие площади необходимы российским предприятиям, которые стремятся занять ниши, освобождаемые с учетом приостановки или ухода с российского рынка некоторых зарубежных компаний. Для поддержки таких проектов Минпромторг запускает новый механизм льготной «промышленной ипотеки», который позволит предприятиям приобретать готовые промышленные площади по льготной ставке 5% годовых. Это позволит сократить срок реализации инвестиционных проектов в два-три раза по сравнению с необходимостью самостоятельного строительства площадей, что сейчас особенно важно для обеспечения технологического суверенитета.

Также мы считаем, что в ближайшие годы необходим дополнительный стимул и управляющим компаниям индустриальных парков и промтехнопарков. С учетом длительных сроков окупаемости инфраструктурных проектов, для них мы также планируем обеспечить возможность льготного кредитования.

— А какой объем инвестиций удастся привлечь с помощью ранее заключенных специнвестконтарктов?

— На данный момент действует 44 федеральных СПИК в 11 отраслях промышленности, которые реализуются в 28 регионах нашей страны. Общее количество новых рабочих мест по этим проектам превышает 22 тысячи, а суммарный объем заявленных инвестиций в промышленность по ним составляет более одного триллиона рублей, а объем произведенной и реализованной продукции ожидается на уровне свыше 17 триллионов рублей. Что касается СПИК 2.0, то на данный момент подписано 13 контрактов в шести отраслях промышленности, которые реализуются на территории 10 субъектов. Реализация указанных проектов позволит создать почти 4,5 тысячи рабочих мест, обеспечит инвестиции порядка 320 миллиардов рублей, объем произведенной и реализованной продукции составит около трех триллионов рублей.

— На фоне ухода иностранцев из РФ, говорят, что сейчас самое время занимать освобождающиеся ниши. Какой бизнес в промышленности вы бы предложили начать сегодня новичку?

— Являюсь сторонником позиции, что в основе успеха лежит любовь к тому, что ты делаешь. Нужно заниматься тем, во что веришь, где действительно хочешь добиться успеха, и что нравится. С точки зрения востребованности, предпринимателям я бы посоветовал обратить внимание на разработку и производство материалов, комплектующих — это то, что сейчас в фокусе государственного внимания и, соответственно, имеет больше возможностей для получения господдержки. В тренде и имеют потенциал роста аддитивные технологии и роботостроение, цифровые технологии, креативные индустрии, легкая промышленность, парфюмерия и косметика. Также в качестве ориентиров по доступным мерам господдержки и по востребованной сегодня промышленной продукции можно использовать такие наши сервисы, как ГИСП (Государственная информационная система промышленности) и Биржа импортозамещения.

Читайте также

Истории успеха
«Умные» фабрики: большие и маленькие
Истории успеха
Графит, композит, крыло самолета
Истории успеха
Время чемпионов
Истории успеха
Дело в цифре